воскресенье, 10 мая 2015 г.

Случайная неслучайность.

- Расскажи о себе.
- Дождь...Просто вечный дождь!
- Ты не хочешь - о себе?
- Не знаю...Попробую. Я привыкла общаться письмами, мне так легче.
- Чем?
- Я вижу слова, начинаю строить из них предложения, они прорастают мыслью, наполняются силой. Как здание...Или - как музыка! А может - картина.
- А просто произнесённые - они слишком легковесны?
- Нет, что ты! Их просто жаль. Что-то вроде скупости. Они улетают и тают в бесконечности, а я не хочу их отпускать, хочу перебирать, нанизывать на нить разговора, любоваться всегда.
- Я никогда не думал о этом...Хотя...Иногда хочется увидеть сказанное ещё раз, насладиться гармонией - может случайной, а может и нет.
- Именно так! Слово должно оставаться! Как сосуд вложенной в него мысли.
- А если мысль пустяковая?
- Не бывает пустяковых мыслей! Просто не понята глубина.
- Даже у простых, бытовых мыслей?
- Даже у простых! Ничего не происходит случайно! Замысел узора есть у Творца и мы только можем догадываться о нём, но не должны пренебрегать малым, ибо темны в своём незнании.
- Но тогда выходит, нет смысла - ибо не ведаем, что творим?
- Есть! Как бы тебе сказать...Вот мать: растит дитя, учит только хорошему, честная женщина, но...
- Вопреки её воспитанию, он вырастает аморальным, безнравственным...
- Не обязательно. Он может быть честнейшим человеком, но запрограмированным на неудачу. Просто когда-то брошенное злое слово опалило его судьбу, а мать не придала этому значение, не выправила.
- Я знаю это! Именно так - не выправила! Со мной такая история...Может исток отсюда? Не знаю...Я расскажу тебе. Мне было около года, я был прекрасным младенцем, просто неописуемой красоты. Мать гуляла со мной на руках по побережью, вдруг появились несколько немолодых англичанок, стали восхищаться мной, хвалить, кто-то сказал: "This beautiful girl!", - мама возразила, что это мальчик, и одна старая ворона прокаркала: "Throw the boy into the sea! Boys do not need!", понимаешь - мальчика выбрось в море! Мама ничего не ответила ей, не возразила...Она мне часто рассказывала эту историю, возмущалась, придумывала всё новые варианты ответов...Но ведь тогда - промолчала!
- Ты чувствуешь себя ненужным?
- Да. Практически всегда. Ущербным, ненужным, инородным! Хорошо, хоть в женское платье не ряжусь, а то вполне мог бы...Но не в этом суть. Мама в двенадцать лет меня бросила. Родилась сестра - и всё! Девочка! А я жил в каких-то гостиницах, у тёток, у её подруг...Лет с тринадцати стал спать с одной из них, дальше вообще одни глупости творил!
- Ты не простил её?
- Да я и не винил её! Оленёнком Бэмби смотрел на светящиеся за шторами окна, следил, как она гуляет с сестрой и отчимом...Если бы сестра была его дочь, не было бы так обидно! Но у нас один! Понимаешь, один отец! Но её - не винил. Никогда. Скажешь - всё в твоих руках! Нет...Ушёл мой поезд. Я - как и не живу...Утонул в море...
- Может, выплыл?
- Нет. У меня кроме равнодушия  ничего и не осталось. Ни совести, ни чести...Я и убить могу, походя...
- Не можешь! Ты - другой!
- Могу. А тебе дорого обошлась твоя ошибка...Говоришь, случайностей не бывает? Ну-ну...Дал бы совет - не приводить домой случайных людей...Да теперь он тебе без надобности, глупышка...



суббота, 9 мая 2015 г.

Импровизация

начать влюбляться? я почти готова...
нет, не больно...немного скучаю,
проходи, тебе холодного чаю?
вот печенье, мы с ним покупали коробку,
в кондитерской, потом составляли слово
загаданное случайно,
мне выпала нежность, ему скука...
потом преданность, потом - разлука...
случайно из газеты выбирали
вот невзначай и наколдовали...
боже, какой я была глупой!
сядь рядом со мной, улыбнись...
может обнимешь?
начало всегда такое,
не знаешь, куда деть руки...
но губы подскажут,  начнём влюбляться...
свиданья, объятья - зачем расставаться?
ты ведь не будешь зевать от скуки?
мы счастливы будем! возможно...
 но ты касаешься руки так осторожно,
ты не уверен...я вижу, да и сама я не верю!
стою лбом уткнувшись в закрытые двери...
прощай! уходи...мне рано, а может и поздно,
и не пережить новой потери!
и никак не отойти от боли...
всё было серьёзно! настолько - серьёзно...
но завтра, возможно...нет! лгу я безбожно!
ты лучше иди, остановиться успели,
как вовремя...







четверг, 7 мая 2015 г.

Разрешение на выезд

- Кто там? Не заперто! У нас скрывать нечего! Мы для народу завсегда открыты! , - дурашливо завопила Женя пьяным голосом, - муженёк мой! Славуля!  К заблудшей овечке пришёл? Проповеди свои читать? Только папашку выгнала, вы с ним - два сапога пара! Ну-да-ки!

- Ты сама назначила на сегодня. Времени больше нет, подпиши разрешение, пожалуйста, прошу тебя, для Аньки - подпиши!

- У Париж доченька ехать пожелала! Суп из лягушек жрать! Да ели мы ваших жаб и устрицами шампуньку закусывали...А выкуси-ка! Не подпишу! Хоть в ногах валяйся, не подпишу! Пусть песни свои дома поёт, в ванной! Певица! Мать предала, ни разу не приехала...А я, может глаза все выплакала, после суда! "С папой хочу остаться" - при живой матери? Ночей не досыпала, грудью своей кормила, смотри как сиськи испортила, как трахаться теперь, с такими сиськами?

- Ты же знаешь, они только на три дня едут. Спонсор всё оплатил, фестиваль детский хоровой...Она так мечтала...Женя, всем святым прошу - подпиши! Я тут денег насобирал немного,  больше не получается, Анька слепнет, всё на клинику улетает...Вот, возьми, тут почти десять тысяч, подпиши! Нет времени...Анька так ждёт!

- Сейчас! Разогналась! Хер тебе собачий, а не подпись!, - пьяная женщина развалилась на ободранном кресле, закинула ногу за ногу и прищурившись закурила.
Одобряюще гомонящие во время разговора собутыльники, смотрели жадными глазами на деньги, как бы невзначай подходили к подруге, что-то нашёптывали ей на ухо. Женька картинно выпускала белые кольца дыма, откинув назад голову с сальной каштановой гривкой, потом резко наклонилась вперёд и оперевшись на широко расставленные  колени отчётливо произнесла:
- Пятнадцать. За меньше - не подпишу.
- Хорошо, это всё, больше у меня нет, - Славик выгреб из карманов последние полтинники и десятки, положил на стол и виновато улыбнулся, - тут двести рублей не хватает...Я завезу! Ты же знаешь, не обману...
- Прощаю! Аньке конфет купишь!

...Славик быстро выбежал из подъезда. Потом резко остановился, потёр ладонями   щёки, и обернувшись посмотрел на огромные окна прямо над аркой. Пыльные, давно не мытые стёкла...Пятнадцать лет назад они как-то мыли окна вместе. Славик держал хохочущую Женьку за ноги, пока она высунувшись мыла верхний оконный переплёт снаружи. Славик цапнул её за пятку, девушка дёрнулась, выронила тряпку прямо на голову солидному дядьке в чёрном костюме, Славка утащил её  в комнату, стал целовать, как сумасшедший...Он был уверен, что с этого дня началась их Анька, маленькая слепуха, болезненная, хрупкая - как тепличный тюльпан.
- Дура ты, Женька...Дура...

Слава подошёл к машине, сел и положив руки на руль сказал:
- Подписала.
- Сколько ей дал?, - нахмурившись спросила Аня.
- Ты что? Нисколько, конечно! Даром! Она же любит тебя, ты не сомневайся, очень любит! Просто болеет...
- Папка...Я никогда не брошу тебя! Ты мой мапа...Или пама! Короче - люблю я тебя, папка! Аж в носу защипало...Теперь тушь потечёт!




Диалог. Поход.

- Правда?! А надолго?
- Ну, дня на три, точно.
- Это чудесно! Но...Ты когда-нибудь ходил в такие походы?
- А что там - ходить? Навигатор, запасные аккумуляторы, компас, наконец! Да и наши леса...Идиотом нужно быть, чтобы потеряться.
- Мне немного страшно...
- Cо мной?! Ага! Вот, как ты будущему мужу веришь?! А поди-ка сюда, жонка, учить тебя буду! Не вырвешься! Лет эдак на пятьдесят в плен попала!
- Ну пусти! Ну не щекочи! Ой! Умру сейчас! С кем золотую свадьбу праздновать будешь?
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
- Мы были уже здесь...
- Не говори ерунду!
- Да точно, были! Вот, смотри, салфетки в крови! Вот! У меня кровь из носу здесь пошла, когда ты меня веткой хлестнул!
- Хлестнул?!
- Ну, нечаянно, нечаянно задел! Я не обвиняю тебя ни в чём.
- Кто бы меня обвинял?! Ты почему маленький рюкзак не взяла?
- Я...думала ты возьмёшь...Там все приборы твои, какие-то батарейки...
- Батарейки?! Да там - всё! Понимаешь - всё! Мы теперь глухие и слепые!
- Прости меня...
- Ладно, ты меня извини, прорвёмся. Иди ко мне. Ну-ну! Не дуйся! Сорвался...За тебя же переживаю. Ладно, забыли. Я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю...
- А что так неуверенно?
- Я люблю тебя!
- Вот-вот! Без всяких там "тоже". Давай, отдыхай. Потом палатку поставим. Ночевать здесь будем, ручей рядом, кусты сухие. Всё, что надо есть - не пропадём.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
-Я не могу идти...Совсем не могу...
- Ну,что с тобой?
- Меня какая-то дрянь укусила ночью в ногу. Распухла... Вот, растёрла ботинком до крови...
- Почему молчала?
- Ты бы кричал на меня...
- А сейчас? Что - сейчас? По головке гладить буду?! Показывай, давай, живее, скоро вечер, а мы чёрт знает куда попали. На болоте спать хочешь?
- Вот, смотри...
- О...еть! Ты хоть понимаешь, что натворила?! Где аптечка?
- Я не знаю...Я думала, ты возьмёшь...
- Я?! Это я бабским делами заниматься должен?!
- Я только еду брала...Кстати, это пока единственное, что у нас есть.
- Ты упрекаешь меня?! Ты считаешь меня никчемным идиотом?! Вот уж не ожидал...
- Это ты сам сказал, между прочим! Нечего на здоровую голову валить. Со своими комплексами лучше разберись!
- Да уж не попрошу помощи, тем более твоей.
- А как идти будешь? Без меня?
- Поползу.
-Ну давай...Дело твоё.
- Ой!
- Что?
- Отстань!
- Да иди ты на фиг, не брыкайся...На левое плечо обопрись. На сухое выбраться надо.
- Ты прости меня...
- Проехали!
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
- Сдохнем тут...
- Сдохнем...
- Ты иди... Просто место запомни, я тут останусь. Мы оба не выберемся...
- Значит, оба и сдохнем.
- Я не хочу, чтобы ты умирал!
- А чего это ты меня хоронить собралась? Не отвяжешься, барышня! Давай, карета подана, будем идти.
- Не обижайся на меня, если что...
- Дура!
- Я люблю тебя...Только сейчас поняла, как люблю!
- Взаимно, бэйба! Ну, поехали! Выберемся! Попой чую, выползем.



среда, 6 мая 2015 г.

Диалог. Встреча.

- Ты вспоминал обо мне?
- Не знаю, как сказать...Ты всегда была во внутренних диалогах. Если я и хотел, что-то рассказать, то тебе. Тебе - первой. А ты, ты - вспоминала меня?
- Я тоже не знаю...Просто не забывала, как-то фоном шло.
- Двадцать лет?
- Неужели, так много? И диалоги - двадцать лет?
- Наверное...
- Ты помнишь, почему мы расстались?
- Мы и не расставались. Были в разных комнатах очень большого дома. Даже не могу объяснить. Просто однажды развернулись друг к другу спинами и пошли...Только Земля круглая!
- Это ты - пошёл...
- Хех...Двадцать лет шли! Предопределено всё было.
- У тебя много было женщин?
- Много, я не считал. И зачем? Не особая это радость - просыпаться с случайным человеком в одной постели. А у тебя?
- Ты - единственный.
- Но у тебя же есть дети? Ты была замужем...
- Ты - единственный! Других не помню, значит и не было их.
- Ты много кофе пьёшь...
- Третья чашка. Разминка.
- Странно мы встретились...
- И странно разговариваем. Сразу очень серьёзно. Почему ты не спрашиваешь то, что все?
- Я всё про тебя знаю.
- Самоуверен, батенька...
- Ничуть! Я - всё знаю о тебе.
- И что же? Что, расскажи, может я сама этого не ведаю!
- Ты не разлюбила меня.
- Я...
- Помолчи, я сейчас говорю. Ты всегда ждала меня и даже была уверена что...
- Ты ошибаешься!
- Нет, я тоже верил и ждал. Случайности, стечения обстоятельств, чёртовой удачи, наконец! Ждал, ждал, ждал! Сидел на одном месте, как идиот, в оцепенении - и ждал! Это была западня, но я не хотел покидать её. Я вообще, никогда не хотел свободы от тебя. Ты и была моя самая настоящая свобода! Мне нужно было подбирать слова, прихорашивать мысли, входить в принятую систему. А ты просто понимала мою суть и принимала со всеми глупостями и странностями.
- Их не было...
- Чего - не было?
- Странностей. Был ты. Просто - ТЫ! Такой как есть, без сравнений и оценок.
- Двадцать лет нужно было, чтобы объясниться...
- Но ведь успели!
- Да...Могли бы не встретиться. Вообще. Ты как сейчас, свободна?
- Да, пару часов есть.
- Ты не поняла...Я о вообще...
- И да, и нет. Cложно всё. Внешне вполне...Но...В каждой избушке свои погремушки!
- Я один.
- ...
- Ты почему молчишь?
- Нет у меня не обидных ответов. Нет!
- Ну, давай, обидные!
- Хорошо...Сам попросил. Я собрала себя по кусочкам. Это моя жизнь! Плохая, хорошая, но без тебя! Я больше не смогу так выживать. Сил уже нет тех...
- Я думал, ты легко ушла...
- Нет, это ты - ушёл, насвистывая. А я...Смотри...
- Зачем?!
- Просто, не могла жить. Случайно выжила. Случайно жила...Не хочу! Ничего мне больше не надо! Ни любви, ни радости! Только - спокойствие. Белое безмолвие...
- Может, ты и права...Только не отступлюсь я теперь. Не уйду. Не верю я тебе просто! Не может всё так окончиться!
- Воля твоя. Прости, мне пора.
- Дай мне номер телефона!
- Зачем? Ты же всё и так обо мне знаешь! Пока.
- Ты не сказала "прощай"!
- Ты услышал то, что хотел услышать.



вторник, 5 мая 2015 г.

Я буду ждать!

- Лиля! Подожди!, - женщина остановилась. Не оборачиваясь назад  замерла, услышав родной и любимый голос.
- Мне поговорить с тобой нужно, очень нужно!
...Год назад именно так и начался их разговор с Андреем. Он ждал её под подъездом, не входил в дом, где жили они почти четверть века. Стоял с дорожной сумкой, виновато улыбался.
- Лиля, зачем я тебе такой? Живу у чёрта на куличках...Дети вот скоро вырастут, ты в центре, в квартире шикарной...Пальцами щёлкнешь, такие мужики набегут! Ты же красавица!, -  Андрей говорил чудовищные слова, она не могла понять: "Зачем?", стояла истуканом, таращила глаза, тоже стала улыбаться: "Это просто шутка! Он глупо шутит, наверное", но Андрей взял её под руку и повёл к скамейке в маленьком сквере.
- Понимаешь, я влюбился, ей только восемнадцать...Она беременна, я не могу девочку предать, это такой удар для неё будет!
- А нас предать...Это - ничего такого? Для нас - не удар?!
- Ну, ты постарше будешь...Ты вообще - сильная, да и дети подросли. Почти подросли.
- Да, Антошке только три года...Выросли.
- Ну не могу я бросить её! Там родня набежала вся...Ей не совсем восемнадцать...Через полгода будет...Ну, ты понимаешь.

...Два года назад аэродром, где служил Андрей закрыли. До пенсии только три года, решили  - он в Харьковскую область поедет, дослужит, а семья его в обжитом месте ждать будет. Дождались...
- Лиль, она, правда, очень взросло выглядит! Мне сказала, что ей двадцать. Я ничего такого и не думал, просто с Петькой днюху в сауне праздновали, он и позвал девчонок, подружек своей девушки. Выпили, девки сами льнут...Ну потом тоже не много встречались. А тут: "Я беременна и мне семнадцать"! Да нашей Машке восемнадцать! Я бы никогда...Так получилось!
- Мне нужно подумать...Иди, детьми займись, Машке скоро на фитнесс, подмени её. Я просто погуляю. Извини, я пойду.

...Лиля быстро вышла из сквера, быстро пошла в сторону гаражей, там нашла широкую щель между двумя гаражами, забилась туда, села прямо на битые кирпичи и закрывая рот кулаками, завыла. Она кусала руки, раскачивалась взад-вперёд, казалось, что вот прямо здесь умереть - лучший выход! Потом полились слёзы, боль из острой стала тянущей, тупой, невыплакиваемой...Так и сидела. Когда стемнело, вышла, очистила от пыли пальто, пошла куда глаза глядят. А глаза видели те маленькие их воспоминания, ещё вчера - на двоих...Она подходила к сокровенным местам, гладила стены, вспоминала поцелуи до утра, смотрела на мраморные памятники, вспоминала свидания, как ели один на двоих засохший бублик, смеялись, потом не могли унять икоту, просили у прохожих копеечку на газировку...Это было бесценно! Больше всех сокровищ мира...Лиля любила мужа, потом - детей...Именно в такой, единственно верной иерархии! Теперь...Ни-че-го!

...Андрей, видя синие весенние сумерки, не знал, что и думать. Уже и Маша вернулась, заперлась в комнате с телефоном...Малышей спать уложил. Пытался читать, смотреть телевизор, курил на балконе одну за одной...И вглядывался, вслушивался, просто растекался мыслями по всем её маршрутам. Гнал страшные мысли от себя, но только сильней душа болела: " Господи! Какой же я дурак! Как я от них уйду? Зачем? К кому? К чужой девке..."
Раздался звонок в дверь. Андрей просто побежал сломя голову открывать. На пороге стояла Лиля. Бледная, но очень внешне спокойная. Она прошла на кухню, села, и опустив голову начала говорить.

- Я много думала. Наверное, в случившемся и моя вина есть. Но, что произошло - то произошло...Я отпускаю тебя. Детям плохого слова не скажу, пока будем делать вид, что ты дольше останешься служить. Очень хочу, чтобы она дала тебе то счастье, которое не могла дать я, - потом встала, посмотрела Андрею в глаза, совершенно невероятным, в своей обречённой решительности взглядом, и сказала:

- Я люблю тебя больше жизни. Знай, здесь тебя всегда будут ждать. Сюда ты всегда можешь вернуться. Ведь я - не разлюбила тебя! И не разлюблю.
Потом Лиля прошла в прихожую, сняла пальто, закрылась в ванной комнате и включила воду. Женщина стояла под душем, плакала, откуда только слёзы брались! Потом прошла в спальню и свернувшись калачиком почти до утра смотрела в окно.

Утром Андрея уже не было. Лиля отправила маленьких в садик, Машу в институт, потом подошла к газетному киоску, полезла за мелочью в карман и вытащила оттуда листок бумаги, только два слова там было написано: " Я вернусь!". Лиля улыбнулась, почему-то сразу поверила, на душе посветлело и посмотрев в небо тихо ответила: "Я буду ждать".

Автор картины Андрэ Кон.

понедельник, 4 мая 2015 г.

Диалог. О невыносимой лёгкости бытия.

- Я переночую у тебя?
- Поссорился?
- Нет. Ушёл, совсем ушёл...
- Ты оставил ей квартиру?
- Нет. Я просто хочу, чтобы она собрала свои вещи без меня.
- Она хороший человек...
- Чем? Вечно сложности с ней! Надоело. Я хочу праздника, лёгкости, счастья, если угодно. А с ней...
- Что с ней?
- Она не достаточно хороша для меня.
- Ищи своё счастье...Только я бы не там искал.
- И где, по твоему, счастье?
- В нас самих. Ты получаешь от жизни некий конструктор. Вначале очень сложно, конечно   учат...Но не тому и не так! Их ведь тоже никто не учил, наших учителей. Разрозненные мысли, воспоминания о прошлых жизнях, фантазии, даже - догмы...Из этого должна выстроиться твоя жизнь. Но  только ты - строитель! И архитектор, и прораб!
- К чему это?
- К тому, что ты ждёшь кого-то, кто наведёт порядок в твоём неудавшемся проекте. Время беспощадно - желающих  строить с тобой будет меньше. Потом им на смену придут молодые мародёры, они будут тащить самое сохранившееся, опустошат тебя. Но это вполне по заслугам.
- Ты жесток ко мне!
- Я правдив, с недавних пор не приживается во мне ложь.
- Но мне же только больней сейчас от твоих слов!
- Это не так уж и плохо...Душа жива, значит.
- Вернуться к ней?
- Чтобы мучить её дальше? С собой разберись. Ты топчешься на месте, целую яму протоптал, скоро макушки не будет видно!
- Хорошо тебе обличать...
- Я - не обличаю!
- Не придирайся к словам! Ты хорошо устроился - у тебя семья! Ты живёшь в любви! А я никому не нужен!
- Ты самому себе не нужен. С этого начни. Вы прожили почти двадцать лет...Что ты попытался сделать? Как пытался разобраться? Ты готового счастья ищешь, а так не бывает. Извини, мне рано вставать, ложись в гостиной.
- Ты и выпить со мной не хочешь?
- Не хочу. А за неё я рад. Крылья почувствует, пора уж...Наползалась на брюхе.
- Я думал, ты друг! А ты...Я ухожу отсюда!
- Да ради бога! Уходи. Ты мне не интересен. Только ответь: тогда, в юности, зачем её отбил? Что за охота тебе была? Прямо со свадьбы!
- Острота! Нерв! Это такой кайф был - ночь, дождь лил, платье мокрое, бежим, оскальзываемся на камнях! Потом на берегу...Девственницей оказалась...А я думал - у вас всё было.
- Уходи. Я не железный. Я убью тебя. Или покалечу. Уйди!
- Да ладно...Уйду, я может, только жить начинаю, а с тебя станется. Я с нынешней твоей спал. Неоднократно! Хочешь, зови!
- Я всё знаю. Мы пережили это. Уходи, просто - уходи. Несчастный ты человек...Мечешься скомканным листком бумаги на ветру. И смысла в этом метании нет.



воскресенье, 3 мая 2015 г.

Диалог. О любви и страхе.

- С тобой можно поговорить?
- Красивым девушкам всё можно, садись! Что-нибудь выпьешь?
- Рецину.
- Странно, её мало кто любит.
- А я люблю.
- Ты не похожа на гречанку.
- "Грек ищет гречанку"?
- Ты ещё и странные рассказы читаешь...
- Не знаю...Почему не массовое считают "странным"?
- Ну, просто это интересно не многим, как правило чудакам, не от мира сего.
- А ты не думал, что чудаков гораздо больше? Просто они испугались быть "не такими" и маскируются.
- А я какой?
- Ты тоже боишься.
- Чего? Ты ошибаешься!
- Ты боишься любить. Ты встречаешь любовь и уже мысленно убиваешь её.
- Зачем?
- Чтобы она тебя не убила первой.
- А разве любовь может убить?
- Нет, не может. Это просто твоя реальность такая - в ней бывает только так. Там вообще никому нельзя верить, иначе - боль...Условный рефлекс, как у собачки.
- Значит, я не могу любить?
- Можешь, но не хочешь. Выдумываешь нагромождения причин, оправданий, чтобы быть как все.
- Все - любят?
- Многие делают вид. А ты можешь, но не хочешь.
- Почему?
- Так страх, же! Это просто бег по кругу. В детстве тебя предали. Ты проснулся утром, счастливый, открытый, вбежал в мамину спальню, а там - никого! Она уехала, даже не попрощалась. Потом, правда просила прощения, да и простил ты её, но...
- Откуда ты знаешь?
- Знаю...Потом ты нашёл на море  красивые ракушки, живые, с моллюсками. Ты тайком привёз их домой и запрятал в кладовке. Ты играл с ними, менял воду, у них были свои имена. Но потом появился этот мерзкий запах! И ничем нельзя было его перебить. Это умерли моллюски. Родители нашли, ругали тебя, выбросили их вместе с ведёрком...
- Я любил их. Милагра, Бони и Клаус фон Вернер...
- Да, я знаю. У Милагры был розовый цвет, почти розовый. А у Клауса трещина через всю раковину. Ты представлял его воином после сражения.
- А Бони? Бони, помнишь?
- Да, конечно. Он был путешественником, ему всегда не сиделось на месте.
- Я был одиноким ребёнком. Они были очень дороги для меня. Потом стало ещё хуже. Я боялся привязаться к кому-либо, всё равно все уходят...Или умирают...
-... Она пришла в твой класс зимой, после каникул. Ты помнишь, как смотрел на её спину, завитки волос, иногда она поворачивалась к кому-нибудь, ты потом целый день носил образ нежной розовой щеки. О том, чтобы проводить её и мечтать не смел!
- Да...Но она сама подошла ко мне.
- Ты шёл рядом и молчал. Всю дорогу молчал.
- Потом сказал, что она слишком далеко живёт от школы. Зачем?
- Уже научился бояться. Ты начинал что-либо, не веря...Так не правильно жить.
- Я о ней долго помнил.
- Потом появилась первая взрослая любовь. Ты немного осмелел, почти научился верить. Не надолго - на пару недель всего.
- Это от меня не зависело. Уже не зависело. Она бы всё равно ушла, рано или поздно. А может я её бы разлюбил. Или кто-то из нас умер! Не имеет значения! Я не хочу боли! Никогда не хочу.
- Твой выбор...Сумрак. Выдуманный мир.
- Я хочу это изменить...
- Не хочешь! Ты привык. Немного секса, немного интеллектуальной болтовни, много одиночества, много работы. Это уже устроено и отлажено.
- И выхода нет?
- Есть. Нужно полюбить.
- А как? И кого?!
- Вначале себя.
- Я очень люблю себя!
- Ну, как знаешь...Не понял...Пока. Хорошая у них рецина, не пересмоленая.
- Я...я увижу тебя?
- Да я всегда с тобой. Круглосуточно.
- Но почему я не вижу тебя? Кто ты?
- Впусти, узнаешь.
- Ты - любовь?
- Ну, уж точно, не ангел.
- Приходи...
- Зови лучше. Пришлось показаться, иначе бы погиб.
- Ты и это знаешь...
- Я знаю даже, что за Бони ты отдал местным мальчишкам перочинный ножик! А ты говоришь...Давай, выздоравливай, я всегда рядом, если что, помогу.






Юбилейное. Вольный перевод No Regrets.

Нет ненависти, только воспоминанья
о любви, что умерла не родившись:
я не успел с чертями твоими сдружиться -
всё кончилось быстро, всё кончилось быстро...
забыто, закрыто, все файлы в архиве
я жить научился в реальном мире
почти научился, без маеты узнаванья
тебя, сумасшедшей! какие желанья?
все шрамы остались, но ран больше нету, 
всё так же смотрю на тебя и мну сигарету...
расстались! расстались! все двери закрыты!
стою, лбом в косяк... до конца не добитый,
"я живу в той любви...я не смог, я не смог..."
----------------------------------------------------------------
и как осуждённый на плаху, 
всхожу под топор нелюбви,
я пытался забыть...
 но - руби! и рука рвёт рубаху,
и алым потоком омывается жизнь.